Обложка :|| головная страница сайта

Фотографии :|| многочисленные снимки концертов и поездок Чижа

Статьи :|| занимательное чтение о творчестве Чиж&Co, интервью

Общение :|| Средства связи с единомышленниками в сети

События :|| календарь интересных акций: концерты, телепрограммы и пр.

Песни :|| тексты и аккорды всех композициий группы Чиж&Co

Фан-клуб :|| персоналии посетителей сайта с адресами




Всё о легендах Русского Рока
Hosted by ARTSTYLE
ЧИЖ&C°. НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ

"...красота и властность, интеллигентность и прекрасное
воспитание в сочетании с раскрепощенностью и необузданностью
фантазий дают мне уверенность в том, что могу понравиться
достойному, состоятельному и щедрому мужчине. Познакомлюсь
только с русским солидного возраста..."
Объявление на сайте www.zk.ru.

"Новый Иерусалим". В каком смысле - новый? Есть такой городок под Москвой, знаменитый старым монастырем. О нем, что ли речь? Вглядываюсь в фотографию вкладыша: закатный город, - и, хоть пробыл в нем в свое время каких-то часов шесть, догадываюсь, что это все же он. Тот самый. Который в Израиле. Главный и знаменитый. Старый. Двухслишнимтысячелетний. Почему же он тогда - новый? Других идей в голову не приходит, кроме: обновился после концерта Чижа.

Нет, есть еще одна идея: новый, то есть в большой мере наполненный немолодыми выходцами из России. Для немолодых эмиграция на историческую родину особенно привлекательна из-за пенсий и пр. и отсутствия необходимости прилагать массу усилий на концептуально новое жизненное устройство. К тому же эмигранты молодые стремятся как можно плотнее войти в новую жизнь и не только не держатся за старые, российские, воспоминания, которых у них и оказаться-то может чуть, а, напротив, как бы намеренно стирают их из памяти. Старики же... Сколько бы их в СССР не доставали (помните анекдот про открытый в Иерусалиме ресторан "Ностальгия" - с грязными приборами, отвратительной едой и фразой "жидовская морда", которой вас там встречают?) - все равно, память человеческая устроена так, что, во-первых, с возрастом старые воспоминания гораздо живее новых и, во-вторых, времена юности всегда или почти всегда окрашены в приятно-розовые тона, ибо в молодости мы себя гораздо лучше чувствовали. Во всех отношениях.

Это вторая идея подтверждается и репертуаром Иерусалимского концерта (диска) г-на Чигракова. Ну сами посудите: можно ли представить себе, чтобы Чиж начал завоевывать популярность в России, исполняя песенки с текстом: "...но Советской нашей Родины не забыли мы нигде" (прописные буквы - намеренные)? Или с текстом: "...вспоминаем неспроста ярославские, казанские да смоленские места..." (в подлиннике вместо казанских, кажется, все же рязанские)? Ну-ка, фанаты, признайте честно: зафанатели б, если б Чиж впервые появился перед вами с песенками о "Советской нашей Родине"? Заметьте: безо всякой иронии. Ну да, времена были немножко другие, когда Чиж явился, но не настолько же мы все одурели, чтобы и сегодня о "Советской Родине" тосковать всерьез?! А-а... Вон в чем дело! Ветераны в зале. Надо потрафить. Я готов допустить даже, что не из соображений меркантильных, а так... идеально... Хочется сделать приятно. Приятно делать всегда приятно. И в высшем смысле - вознаграждается.

Слушая один из серии дисков Высоцкого, кажется, с концертом в ДК им. Парижской Коммуны (кстати, премерзейший был период во Франции, хамский и кровавый), я обратил внимание на такую вот фразу: "Я начал, вместо приветствия, с песни сразу, как это обычно я говорю: чтобы вы больше не сомневались, что перед вами тот человек, которого вы ждали, чтобы все поверили окончательно. Теперь я думаю, что все сомнения позади, потому что, услышав голос, все определили. Вы слышали этот хриплый голос... как раньше его называли - хрипатый... пропитой. Теперь из уважения говорят: с трещиной..."

О, да! При всем желании Высоцкого можно было спутать только с очень хорошим, намеренным его подражателем. Я писал в прошлом этюде, что устроивший пари с фанатами Чижа на предмет: кто подпевает БГ в "Звездочке Моей Ясной", хорошо бы заработал. Ну возможно ль признать в этом скромном, явно второплановом и очень лирическом голосе Великого Бунтаря Конца Века?

А эти самые "Звезды Балканские", с "Советской нашей Родиной" - их человек, не слишком внимательно вслушивающийся или не слишком искушенный, но все же пребывающий "в курсе" - их он вполне мог бы перепутать с Утесовскими: особенно, если пластиночный, на 78 оборотов, шип-треск наложить да высокие прибрать. Имитирует Чиж. Все же - Институт Культуры! Правда, не то что бы слишком искусно. И полагаю - к тому же бессознательно.

Когда я слушаю, как БГ поет песни Вертинского, я слышу, что БГ поет песни Вертинского. Так поет только БГ. Вертинского. Себя. "Звездочку Мою Ясную". "Черного ворона". "Чубчик"... Безразлично что. Когда же Чиж поет песню Утесова, он пытается петь, как Утесов. Когда подпевает БГ - опасается, не дай Бог, не нарушить... Качества совсем недурные, но не у Бунтаря же Века, а, господа?!

Кого я только в своих этюдах не задевал. Ну, иной раз огрызнется фанат, да тут все и забудется. А обиженные за Чижа не успокаиваются который уже месяц. Кроме прочего, получил от них URL на восторженную статью в "Огоньке" (http://www.ropnet.ru/ogonyok/win/199621/86-87.html), главный смысл которой именно в бунтарстве, одиночестве, независимости этого Гордого Певца, Горного Орла.

Посмотрим-ка, что, кроме "Родины", есть на диске еще.

Мы летим, ковыляя во мгле,
Мы к родной подлетаем земле.
Бак пробит, хвост горит и машина летит
На честном слове и на одном крыле..."

Редкий ветеранский концерт в эпоху заката СССР обходился без этой песенки, хоть и переводной.

Едем дальше:

"Russo Matroso", шлягер, на мой вкус, пошиба не высокого. Но - шлягер. То есть буквально - АНТИбунтарство. Далее:

"Друзья, купите папиросы!
Подходи, пехота и матросы!
Подходите, пожалейте,
Сироту меня согрейте -
Посмотрите: ноги мои босы..."

No comments!

Далее - "На поле танки грохотали": вечная трехаккордовая песенка, родившаяся (одновременно, надо думать, с "Раскинулось море широко..." до катастрофы в недрах угольных шахт ("а молодого коногона несли с пробитой головой"), ожившая в Отечественную, а тут, кажется (наверняка утверждать не берусь) слегка Чижом ли, кем еще адаптированная, чтобы можно было при случае подумать на Афган или Чечню.

Далее - восторг! - песенка Ножкина-Тухманова "Есть!"

Кто не совсем молод, помнит сезон, когда ее крутили изо всех окон!

"А девчонка та проказница:
На свиданье не показывается.
Он и есть, и пить отказывается...
А любовь-то есть, оказывается!
Есть! Есть!"

Обратите внимание: любовь-то уже - есть!!! И это - не случайна оговорка. Там, выше, в песенках вполне авторских (С. Чиграков): и в первой, "Я Подобно Собаке", и во второй, "Еду, Еду", и в четвертой, "На Двоих", - утверждается ровно то же самое. Если прежде Чиж, эдакий Одинокий Волк, ехал, чтобы убежать от нее (как тут не зафанатеть?!) - теперь от едет К Ней. Прям’, знаете, "Спит любимая в маленькой спальне и во сне говорит обо мне". "Паровоз и сам не знает, что везет тебя ко мне..."

"...я хочу быть с тобою, пока я еще жив..." ("Я Подобно Собаке")

"...Видел я вчера в твоих глазах шар воздушный, глобус в небесах..." ("Еду, Еду")

"...на двоих - один зонтик и одна любовь". ("На Двоих").

Нет, антураж, конечно... Заплеванный подъезд... Брат-алкоголик... Но суть-то, суть! Ро-ман-ти-ка-с!

Ну, естественно, с кой-какими, я бы сказал - извиняльными - подправками. Например, последний куплет песенки "Есть!" Чиж поет в такой вот редакции:

"А девчонка та - проказница: Не дает, а только дразнится..."

Полагаю, Ножкин в свое время имел в виду нечто как раз в этом роде, но какая цензура пропустила б? Чиж же восстанавливает Историческую Справедливость и задним числом борется с Ненавистными Большевистскими Цензорами. Заодно - пытается слегка снизить, чтоб хоть не совсем потерять имидж. Но ни хрена из такого косметического снижения у него, конечно же, не выходит. Все равно: "А любовь-то есть, оказывается! Есть! Есть!".

Что же касается текстов... Давайте-ка все же вернемся к проблеме "трофейного житана", поднятой мною в Этюде № 5. В песенке "На Двоих" (кстати, никак не могу врубиться, кто эти двое: Он и Она или Он и Он? Вариант: Она и Она... Я не предубежден против разного рода половых предпочтений, но ясности хочется все равно, коль уж поэзия, пусть - песенная) есть такой перл: "На двоих парабеллум, если война". Стоп! Дурею! Почему - парабеллум. У них что, есть уже парабеллум? Откуда? Где взяли? Или, если война, - раздобудут? А-а! Им, наверное, выдадут! Вот именно - парабеллум! Хотя с чего вдруг марка пистолета, находившегося на вооружении немецкой армии во Второй Мировой, возникнет в следующей войне? Ужасно маловероятно. Может, макаров? Или беретта? На худой конец - кольт? Г-н Чиграков, ответьте: ПОЧЕМУ ИМЕННО ПАРАБЕЛЛУМ? Или вы про другие марки оружия не слышали... Что, на кольт не согласны никак? И вот еще: если все же Он и Она - может, парабеллумом один Он ограничится. Чтобы Ее, значит, защищать. А ей, может, и не надо. Даже и на двоих - не надо? Мужик Вы, г-н Чиграков, в конце концов, или нет?

Все, стоп! Перебирать поэтические перлы Чижа можно буквально до бесконечности. Но меня призывают не обращать на них внимания (я бы и рад, да не умею: слух!), поскольку Бунтарь, Одиночка и пр. Главная суть здесь, и прочь - мелочные придирки!

Но по этому диску НУ НИКАК не могу назвать Чижа бунтарем. Никак! Напротив, г-н, который изо всех сил пытается УГОДИТЬ залу. Г-н, которого не разрывает от необходимости СКАЗАТЬ МИРУ свое ("Не могу молчать!", Л. Толстой), ибо, повторюсь, из 12 песен альбома авторских, чижевых, только ЧЕТЫРЕ!!!

На закуску, естественно, едва ли не символ Чижа: трехаккордный, жалкий (в художественном смысле) "Фантом", который по "морали" стоит совсем рядом с "но Советской нашей Родины..." - только написан похуже. И надрыв в голосе. Почти как у Высоцкого. Только, в отличие от Высоцкого, вполне намеренный, специальный, актерский - с стиле Института Культуры. Ибо, как я уже написал, в "Звездочке Моей Ясной" и следа надрыва нету. То есть может Чиж без надрыва, может вполне.

Зачем же надрывается?

Евгений Козловский.
Опубликовано на сайте www.cdru.com"