Обложка :|| головная страница сайта

Фотографии :|| многочисленные снимки концертов и поездок Чижа

Статьи :|| занимательное чтение о творчестве Чиж&Co, интервью

Общение :|| Средства связи с единомышленниками в сети

События :|| календарь интересных акций: концерты, телепрограммы и пр.

Песни :|| тексты и аккорды всех композициий группы Чиж&Co

Фан-клуб :|| персоналии посетителей сайта с адресами




Всё о легендах Русского Рока
Hosted by ARTSTYLE
ПИШУ МУЗЫКУ БЕЗ ИНСТРУМЕНТА

РР: Начнем мы... с "Вечной молодости", пожалуй.

Чиж: Да, блин, да тысячу раз рассказывал, и вам, в частности...

РР: Ничего, ничего... Давай говори, ждем.

Чиж (обреченно): Здесь совмещаются две истории. После армии я работал в школе учителем музыки и пения, а также играл с цыганским ансамблем на свадьбах. Вот и тогда я играл на цыганской же свадьбе дня два, наверно, не помню. Утром возвращался домой, проходил мимо школы - там был день открытых дверей, нет, скорее последний звонок. И они там, видимо, решили устроить какую-то фигню - вытащили на сцену аппаратуру, туда-сюда, типа школьный ансамбль. А я жил напротив школы. Пришел домой, жена была в роддоме, я сел на кухне, открыл пиво и написал вот эту штуку, минут за пять, на выдохе - там рифмы нет, все очень просто. Я написал ее как шутку, и тогда представить не мог, что она когда-нибудь станет шлягером, даже в голову прийти не могло.

РР: А откуда история такая или что вижу - то пою, как складывается в голове, так и пишу...

Чиж: Да, так приблизительно. В итоге, я когда дописывал, стал перечитывать первые два куплета, потому что сам уже запутался, кто кого там, что, как и чем.... Ужас какой-то. Просто в голову пришло, вспомнил свою школу, как мне приписывали несуществующий роман с учительницей географии. Мы оба были молодыми и все старые... педагоги-учителя шептались друг с другом: учитель музыки с учителем географии трахаются после занятий - ну дурь, в-общем, всякую несли, скучно же им, вот и придумывали.

РР: Следующая по нашему списку - "Русская"...

Чиж: "Хочу чаю" ? Это еще более старая песня, это год 89-й. Музыка была написана в Питере, на занятии оркестра народных инструментов. У меня была пара произведений, где были очень длинные паузы - один раз стукнул по тарелке, и сидишь, сорок восемь тактов отдыхаешь (смеется). Вот в этих перерывах между ударами по тарелкам и литаврам, я и написал стихи и музыку этой песни. Она очень простая: музыка - обычные наши нижегородские частушки, в два раза медленнее сыгранные. А идея родилась, когда мы киряли у одной барышни, которая занималась фольклером, ездила в экспедиции всякие. Только у нее частушка звучала немного по-другому: "Хочу чаю, хочу чаю, чаю кипяченного, чем женатого любить, так лучше заключенного". Это-то меня и подтолкнуло. На дворе перестройка, ветры перемен, тут же влилась политическая фигня. Тем более "мажоры" слово модное было, Юра Шевчук его ввел в широкий обиход, и я его тут же и впендюрил, сделал два четверостишия, а на оркестре доделал. После меня часто спрашивали, правда ли что это про меня, моих друзей музыкантов, что, мол, преследовали вас. Нет, просто вот родилась такая, девичья грусть появилась, сердце трогает. Первый раз мы ее сыграли еще с ГПД в стиле хард-н-хэви, с ревущими примочками - вобщем полный кабздец.

РР: А Гребенщиков как на запись попал?

Чиж: Я ему позвонил и попросил: "Боря, ты не сможешь помочь мне, подпеть в одной песне?" "No problem", - сказал мне Борис Гребенщиков и приехал. Он, кстати, на этом альбоме еще поет в песнях "В старинном городе О" и "Такие дела".

"Hoochie-coochie man"

Чиж: Это уже Харьков, год 90-й... Хм... В общем-то, дурацкая история, я убирался дома, мыл полы и написал ее. Минут за двадцать-тридцать, серьезно. Это конкретное посвящение харьковской группе "Дождь" и Сашке Гордееву. У него всегда раньше дома самогонка была, просто убойная - батя ему из деревни присылал. И я мою этот пол, как идиот, зная, что стоит сесть на троллейбус, и через две-три остановки меня ждет выпивка ! Ну и с горя написал песню. Причем когда проговорил первую строчку: "Я так решил еще с утра - сегодня точно напьюсь", то понял: сейчас домываю пол, одновременно дописываю песню, и - бухать. Ну и прямо мокрыми руками хватаю гитару, раз-раз, потом за тряпку - сделал все, и быстро к Гордею. Позвонили гитаристу "Дождя", Сане Долгову - строчка "пока я буду разливать братишкам Мадди заводи" - это про него. Им не надо было объяснять, кто такой этот "Хучи-кучи". Потом дня два обмывали эту песню, пели постоянно. Такой вот подарок. Группа "Дождь" ее не пела, так, разве что на пьянках. К хиппи эта песня отношения не имеет, но раз им нравится - пожалуйста.

"Мышка"

Чиж: В троллейбусе начал писать "Мышку" - так, напевал себе под нос, ля-ля-ля. Было очень холодно, отопление уже выключили, да у нас его и не было - заброшенный дом, цыганский. Я там, кстати, написал и "... молодость" и "Hoochie-coochie man". Приехали с Ольгой - дубак, калорифер не работает, Ольга легла под одеяло... "Спит моя малышка, ей теперь тепло" - это про нее, да и вся песня про жену.

"Она не вышла замуж"

Чиж: Опять-таки я убирался дома, выносил мусор (смеется). Помню, что когда я выносил ведро, я сочинил какое-то четверостишие, которое никак мне не давалось. А вся фигня пошла со следующего: у меня был приятель в Харькове, у которого была песня "Она вышла замуж за хромого еврея". Я написал ему ответ. Начал писать в троллейбусе, потом дома, пока убирался. Она, конечно, выдуманная процентов на девяносто, но кое что там есть и от меня. В принципе, такая история могла произойти с любым музыкантом. Очень быстро написал, потом поехал к Сашке Чернецкому - он был первым, кто услышал эту песню. Ну и напились мы.

РР: От избытка эмоций?

Чиж: Да взяли, и напились. Не просто же так, с новой песней приехал в гости, тут и выпить надо.

РР: Все истории - они придумываются на ходу, или все же на основе реальных фактов, произошедших пусть не с тобой, но реально имевших место ?

Чиж: У меня по-другому все получается, даже страшно порой. Из-за этого был период, когда я вообще не мог писать песни, боялся. Потому что напишешь песню, из головы выдумаешь, где -то, может быть, краешком заденешь себя, и вдруг находятся точки соприкосновения, а потом все сбывается. Вот такая фишка.

"Такие дела"

Чиж: Я жил один, Ольга (жена) была в роддоме. Я тогда много песен написал. Помню, шел в роддом и напевал вот этот рефрен: "Такие дела, брат, любовь", потом принес Ольге готовую песню. Она посмотрела и говорит: "На тебя обидится куча людей, это точно". Я отвечаю: "Ну что сделать - такая песня". И я первоначально когда ее пел, вынужден был говорить, что эта песня не относится ни к кому из присутствующих, хотя, почему-то в то время каждый в группе "Разные люди" стал принимать ее в свой адрес. Почему - загадка. Хотя сегодня эту песню можно отнести ко всему нашему поколению и ко мне лично. Вон, у меня за спиной пять гитар, телик-видик, компьютер - все дела. Только... не в этом же дело. Я и сегодня готов начать все с ноля - взять рюкзак, гитару, и - вперед. Хотя, признаюсь, сегодня такое сделать намного сложнее. А тогда, помню, после "Таких дел" на меня многие косо смотрели. То же самое и с песней "Ассоль".

РР: Тогда плавно перейдем к "Ассоль". Там-то все просто в лоб - я, вот, музыкант, а вы - по крайней мере, некоторые - говоря на сленге, кочумайте.

Чиж: Знаете... Наверно, зря я ее написал.

РР: ПОЧЕМУ ?!?

Чиж: Да ну, не нравится мне- Она даже хамоватая какая-то. Хотя красивая, и слова так ладненько ложатся. Смысл-то я другой вкладывал, когда писал, у меня даже в голове картинка определенная сложилась, но ведь не будешь же все время объяснять- На словах она вся рассыпается. Видимо я не совсем точно выразился. Вроде: "Я крутой, а голос мой будет идиотов ублажать", но это не так. А с другой стороны и хрен с ним.

РР: Может быть импульс какой-нибудь отрицательный был - хамство там, панибратство...

Чиж: Скорей всего да, от панибратства все артисты страдают, задалбывает это конкретно. Но сдесь ситуация другая: дело было ночью, я долго не мог заснуть, и когда уже начал кимарить,часа в два-три ночи, позвонил Димка Некрасов (музыкант из Нижнего Новгорода). Он пропал года на два, а тут нарисовался с вопросом: "Вам не нужна селедка, не заказывали?". Я говорю: "Ты где находишься?". Он сказал, что все нормально, завтра появится. Я обрадовался - Димка нашелся, мне опять не заснуть, встал, пошел в ванну и написал эту песню, после чего лег спать и сразу же вырубился. А музыку написал на следующий день - утром вспомнил, что, вроде бы ночью стихи сочинил, просмотрел - ничего, нормальные. Вот по дороге в школу пришла на ум музыка, я ее до урока на фоно наиграл и все - песня готова. Я, в принципе, пишу музыку без инструмента - все в голове. Мне бы "Ассоль" лет на пять- десять позже написать, тогда бы все чинно было - умудренный жизнью, матерый музыкант высказывается... А так... (смеется) А ведь это... 85-й год.

"В старинном городе О"

Чиж: Ее я писал долго - года три, наверно. В Питере я ее начал и забросил. Через год приятель, Мишка Клемешов, написал второй куплет. Музыка уже была. Еще через года полтора я написал третий. Бывает такое - забываешь о песне, да и фиг с ней. Потом кто-нибудь встречает: "Помнишь, ты как-то песню напевал, недоделанная еще была ?" Да, действительно, говорю, что-то было, надо доделать. А так чтоб вымучивать - не припомню.

РР: "Дорогуша" - песня-обращение.

Чиж: Да, обращение. Эта песня долгое время не нравилась моей жене - она считала, что подразумевается какой-то конкретный человек, хотя на самом деле это не так. Это собирательный образ девушек, которые одно время около меня крутились. Группа "Разные люди" уже была в Харькове на подъеме, да и я был на виду. Первую строчку я написал, когда мне позвонил Андрей Бурлака (питерский журналист, рок-критик) и предложил мне записать пластинку - не магнитоальбом, а именно пластинку. Я сразу же подумал: "Тю-тю-тю! Неужели совсем крутой стал ?!" и написал эту песню. Обосрал сам себя зарание, так сказать (смеется).

"Попутная песня"

Чиж: "Платформа № 1, купе № 7" и так далее... Написана в поезде. Ехали в Одессу, на фестиваль памяти Гани. Помню жарища была, не спалось. Я просто описывал ситуацию, в которой оказался. А история была следующая: на платформе стояли чувиха с чуваком, и было видно, что вот они знакомятся, завлекалово такое идет... Со стороны это очень интересно смотрится. Вот тогда я эту вещь и написал - и текст, и музыку. Долго парился с началом, какой бы номер вагона прибацать, а потом взял свой билет, да и списал с него цифры. По приезду в Одессу она уже была готова, как акустическая баллада, и только потом мы стали играть ее в электричестве.

РР: "Ты был в этом городе первым" - тоже, кстати, конкретная ситуация...

Чиж: Собирательный образ. Конкретно повлияла смерть одного музыканта знакомого, из Дзержинска (родной город Чижа) - у него передозняк наложился на сахарный диабет. А вообще - это собирательный образ дзержинских музыкантов, которых я похоронил, а их достаточное колличество. В разных частях текста я говорю о разных музыкантах. Понятно это, наверно, только дзержинским парням, с которыми мы играли вместе. Все было очень серьезно и очень страшно, и песня написана на полном серьезе. Хотя это уже харьковский период, 91-й год.

"Дополнительный 38-й"

Чиж: В больнице я ее написал, здесь в Питере. Просто ни с того, ни с сего, ночью - опять-таки не спалось. Хотелось написать песню с американской какой-нибудь телегой. У нас ведь так не говорят: дополнительный 38-й.

РР: А 38th special - это сюда ? Если так - почему же тогда не специальный ?

Чиж: Это действительно сюда, а специальный просто не укладывался по размеру. А то было бы еще круче. Последний куплет в поезде дописывал, просто ничего в голову не лезло.

"Сенсемилья"

Чиж: Тоже здесь, на Васильевском острове, написана. Я ехал в троллейбусе к барышне и написал эту песню. Приехал, говорю: "У тебя гитара есть, я песню написал!" А тогда к моему сочинительству никто всерьез не относился: ну да, пописывает парень что-то. Какой-то рок... Говнорок. Мы же народники были, вот она музыка! Ну и она достает какую-то маленькую гитарку, игрушечную такую, я на ней одним пальцем три лада зажимаю. Давно это было - году в 85-м. Ехал обкуренный и написал - тогда так часто было. В-основном после все это никуда не годилось. Иногда приносили кассеты с моими подобными творениями, я думал: "Во, сейчас раритет откопаю, да как спою !" Начинал слушать и думал: "Это же ужас !" После обычно спрашивал: "Это единственный экземпляр? - Да. - Здорово, - говорю, - Можно себе оставлю ?" И все - больше этого никто никогда не слышит. "Сенсемилья", пожалуй, единственная, которая осталась, мы играли ее еще с "Разными людьми". Она выходила на какой-то пластинке, по-моему она называлась "Тихий парад", там она иначе сыграна. Мы нынче часто старые песни иначе играем , тот же "Перекресток".

РР: Кстати, давай-ка перейдем к этой эпохальной песне - "Перекресток". Тут столько домыслов, что ой-ей-ей ! На двух артистов хватит. Придется тебе рассказать всю правду, насколько возможно...

Чиж: Ох-хо-хо... Да... Ребята, я написал эту песню, когда гулял по набережной Невы, где-то около семи утра. Гулял, наверное - лето, белые ночи... И все - никаких заморочек здесь нет. Единственное - первоначально она звучала в соль-миноре, потом стала в ре-миноре. Просто написал блюз. Если бы кто-то уходил - откуда я могу знать, во сколько она ушла, если спал ? "Где-то чуть позже шести..." (Цитирует с иронией) Это может быть и десять, и двенадцать. А музыка - конкретный закос под J.J. Cale'a, я тогда на нем торчал, и я просто косил под него. Я бы и струнные туда впихнул, как в "Sensitive Kind", но это бы было вообще уже... Перевод Сергея Чигракова - все в порядке! (смеется)

РР: Ну а Ольга как отреагировала на эту песню?

Чиж: А как вы думаете должна на такое отреагировать жена? Она спросила конкретно: "Кто был?" Пришлось объяснять, что я фантазер, Чейз, бля.

"Поход"

Чиж: О, это ужасная история... Она такая вся хорошая песня, а на самом деле я написал ее, потому что очень не хотел идти на работу. Я должен был ехать, играть на свадьбе. Я зашел к приятелю переписать пластинку, а к нему пришли друзья, принесли вина, закуски, а мне, блин, идти работать надо! Причем это была цыганская свадьба, там о-го-го пахать надо, пока накатят. Начал писать в троллейбусе, по дороге домой от друга, а дома уже пришли слова: "Оставь меня дома, захлопни дверь, отключи телефон, выключи свет" (смеется)...

"Если"

Чиж: Ольги-то ведь тоже не было... Что-то у меня там не стыковалось, и приехал ко мне Серега Кочерга ("Коча"), купили мы бутылку водки, редиску какую-то порезали. Я говорю: "Что-то у меня песня не получается", а он : "Да ерунда, давай так: ты говори первую строчку, я вторую", ну и понеслась... И нашло на нас что-то - он строчку, я строчку - мы так могли и сто куплетов написать. Кстати, она в записи не полностью, я потом выбросил половину. Я сам часто в этой песне куплеты забываю.

РР: А почему бы не написать "Если-2"?

Чиж: Я думаю наберется и на вторую песню, если покопаться в записных книжках.

РР: Мы будем патентовать идею. С тебя "огромное спасибо" на компакт-диске. Переходим к следующему произведению - "Мне не хватает свободы".

Чиж: В Питере написана, на Петроградке, год, наверно, 88-89-й. Посвящалась Сашке Чернецкому, ответ на его песню о свободе.У него тогда совсем с ногами плохо было. "Мне не хватает свободы"- это о свободе передвижения, а не том, что кандалы на руках и дышать нечем.

"Ветер вырывает из рук последние деньги"

Чиж: Первая песня после долгого неписания... Родилась по пути на репетицию. Была совершенно жуткая погода - ветер, дождь со снегом, я с улицы Миллионной шел на точку к Смольному пешком. Пришел и написал. Мы непростительно долго мучались с аранжировкой. Изначально она была более блюзовой, типа "From the Cradle" Eric'a Clapton'a. Рифф этот офигительный в песне Леха (Алексей Романюк - басист группы "Чиж и Со.") придумал.

"О.К."

Чиж: Это из армейского багажа песня, написана весной. В Венспилсе, где я служил, действительно затонул какой-то катер - то есть песня про Венспилс. Безнадега - это от армии, наверно.

РР: Но поешь-то ты "у нас в городке...".

Чиж: Ну, якобы я в этом Венспилсе живу, якобы латыш. Написалось вот так.

"Я позвонил вам с телефона-автомата"

Чиж: Это посвящение Харькову. Последняя песня в "Тихом уголке", было у нас там такое место. Это посвящение Максу Ланде, группа "Кошкин дом". Он приехал к нам с Ольгой, и спел романс Вертинского (тогда Вертинского еще на виниле не выпускали). Я подумал: "Во, блин, а мне и ответить-то нечем", ну и написал.

"О, любви..."

Чиж: Олежки Тарасова песня. Я старался ничего не менять. А услышал я ее так: Полковник (Алексей Хрынов - музыкант из Нижнего Новгорода, старинный друг Чижа) приехал ко мне с Олегом и говорит: "послушай, человек песню написал - умрешь от зависти". Я послушал, и точно - песня супер! Попросил разрешения спеть, Тарасов сказал: "Без проблем". Эта песня, кстати, была последним толчком к записи одноименной пластинки. Потому что столько песен крутых, и их никто не знает! Я бы с удовольствием продолжение сделал... Может быть, когда-нибудь и сделаю.

РР: Раз уж заговорили мы о чужих песнях, то нельзя не коснуться полотна "На поле танки грохотали" - откуда идея, почему согласился петь?

Чиж: А просто согласился и все. Позвонили - то ли Митя Шагин, то ли Олег Гончаров (звукорежиссер "Митьковских песен") - и попросили поучаствовать, спеть что-нибудь. Я сказал: "Почему нет ? Музыкант музыканту - брат." Пришел и спел. Я ничего не выбирал, мне предложили именно эту песню, причем фонограмма уже была готова, вокал наложил и все. К варианту, размещенному на сборнике "Союз", я не имею никакого отношения, это все было проделано без меня. Мне лично больше нравится первый, с народным оркестром - он более драйвовый.

РР: А к "Машинисту" (2-й CD "Митьковских песен") ты как относишься?

Чиж: Да без особого энтузиазма, но нормально. С того времени, как записал, я ее не слушал. Участвовал я в продолжении исключительно из уважения к Мите Шагину - два раза в одну и ту же реку не войдешь. "Эрогенная зона"

Чиж: То, что записана на компакте - это совершенно другой текст, за исключением припева. Когда писался первый вариант, я вплотную подошел к употреблению наркотических веществ, и от этого так торчал, что прямо оду написал - типа : "Ребята, все по вене, такой ништяк!". В армии у меня был целый альбом (я его так и не записал, хотя, может быть, и к лучшему), "Такой шлагбаум" назывался. "Помнишь у откоса я катал колеса" - названия песен сами за себя говорят. А потом я завязал со сранью этой. Меня, наверно, музыка спасла - я знал, чем должен заниматься, цель была: вот приду с армии, мы будем репетировать, запишем альбом. Он, может быть, и не нужен будет никому, но кайфа я от него получу гораздо больше, чем от наркоты, гораздо больше. Вот "Эрогенная зона" - песня того же периода. У нее хороший рифф, и она, как говорится, качает. Пришлось переписать слова. Текст был в основном написан, но кое-где не находились рифмы. Тогда Ольга и помогла в первых двух строчках, предложив слово "паруса".

"Снова поезд"

Чиж: Эта, "Полонез", "То засада, то измена", "Невеста" и "Динамовский вальс" написаны в один период. Тогда в Питер только перебрался Женька Баринов (нижегородский музыкант, ныне участник группы "Чиж и Со.") и жил у меня. И вот с периодичностью в полчаса я подходил к нему и говорил: "Жень, я песню написал"... (Смеется). "Снова поезд" - это все поездки наши, железнодорожные зарисовки, списанные с жизни. Ситуация по весне и поздней осени с дембелями, кошмар этот. Поезд - это такая бесконечная дорога, вот она идет и идет... Мы ведь тогда мотались по всей стране чуть ли не каждые два дня - с вокзала на вокзал, дороги, дороги... Так достало !

"Фантом"

Чиж: Это старая дворовая песня - первая, которую я научился играть на аккордионе. Она звучала тогда так, как я играю ее в первых двух куплетах. Мне показал ее старший брат, я ее так и запомнил - с теми гармоническими ходами. Во дворе ее обычно играли на три аккорда, он же показал мне шесть. Мы дурачились с группой и вдруг решили: давайте сыграем ее в хэви-метал да и запишем . Два куплета текста я помнил, остальные Лерка - Мишкина жена (гитариста группы Михаила Владимирова) -откопала в песеннике пионерском. Я правда кое-что подправил.

"Невеста"

Чиж: Это тогда же, с Женькой. Помню, написал, показал Жене, и мы ее тут же аранжировали - я взял гитару, Женя аккордион, и сделали. "Не говорите мне о ней"

Чиж: Была написана в поезде, по дороге в Москву. Первоначально она представляла из себя минорный тяжеловатый рок-н-ролл. Помню, в купе уже собрались веселиться, выпивать, а я сказал: "Пока не напишу - ничего не буду".

РР: Откуда звук трубы как у Майлза Дэвиса?

Чиж: На "Полонезе" мы сделали ее приджазованной. Там у трубы регистр такой, Дэвисовский. Если его убрать, то получится обычная труба, а так - "Doo bop" такой, это специально.

РР: Спасибо, Серега, надеемся - не очень тебя замучили.

Чиж: Да ладно, парни, сами знаете - вам всегда рад, но лучше без интервью, а так, в гости.

сайт Русский Рок,
сняла и прислала сюда Иринка.