Обложка :|| головная страница сайта

Фотографии :|| многочисленные снимки концертов и поездок Чижа

Статьи :|| занимательное чтение о творчестве Чиж&Co, интервью

Общение :|| Средства связи с единомышленниками в сети

События :|| календарь интересных акций: концерты, телепрограммы и пр.

Песни :|| тексты и аккорды всех композициий группы Чиж&Co

Фан-клуб :|| персоналии посетителей сайта с адресами




Всё о легендах Русского Рока
Hosted by ARTSTYLE
ПРОГРАММАИВЬЁМ" Версия живого «Live» концерта группы Чиж и Со. на телеканале «Доброе Утро» в передаче «Живьём».

Музыканты:

Сергей «Чиж» Чиграков – вокал, гитара, рояль, аккордеон
Михаил Владимиров – гитара
Алексей Романюк – бас-гитара
Владимир Ханутин - барабаны

Начинается концерт с песни «Дорогуша», Чиж сидит на высоком стуле, какие можно часто встретить в барах около бар-стойки. Одет в тёмную рубашку с какими-то квадратиками. Вносит свою лепту в игру группы, исполняя свою партию на аккордеоне (переливы – обалдеть!):

«Эй, дорогуша, заплати за мой кофе,
и если можно – стакан портвейна…»

Песня заканчивается…

Ведущий (В): - Итак в нашем телеэфире телеканала «Доброе Утро» утренние птахи Чиж и Компания… Э, Сергей, вот такой вопрос, как говорится – быка за рога, вопрос достаточно интимный… Тебе шандарахнуло тридцать три года! В принципе, по вполне понятным причинам, для мужчин тем более, это – возраст достаточно обстоятельных кризисов! Как у тебя прошёл этот год?

Чиж (Ч): - Прошёл год?

В: - Да, вот как ты прочувствовал возраст Христа на себе?

Ч: - Дык… как… всё… всё песни пишу, всё играем…

В: - Он не отличался от предыдущих?

Ч: - Нет, практически нет… ну за исключением того, что я переехал в Питер, всё остальное было как бы (жест рукой, означающий «Вперёд») по накатанной дороге (улыбка).

В: - Твоя жизнь как-то изменилась после этого?

Ч: - (молчание, размышление)

В: - Я имею в виду – внутренне существование твоё…

Ч: - Ну, я считаю, что да, конечно (улыбка)… конечно, новый город, очень красиво, всё в кайф…

В: - Скажи, ну, в принципе, к этому возрасту приличествует что там… э… взрастить ребёнка, вырастить дерево, построить дом, убить змею… ну, змей мочить не обязательно, с ребёнком у тебя всё в порядке, а как с выращиванием дерева и с постройкой дома у тебя дела обстоят?

Ч: - Я тут прочёл в газете что мне в Москве на Гоголевском Бульваре подарили дерево ясень…

В: - Угу… то есть…

Ч: - Больше я о деревьях ничего сказать не могу.

В: - А о доме?

Ч: - О доме…

В: - Он есть у тебя?

Ч: - Да нет конечно… Ха-ха…

В: - А где же ты в Питере живёшь-то?

Ч: - Ну живу на квартире…

В: - Снимаешь, да?

Ч: - Да, я снимаю квартиру естественно, как всякий настоящий, уважающий себя, рок музыкант…

В: - Хорошо… э… я хочу напомнить телезрителям, что вы совершенно запросто сможете задать любые вопросы Сергею и ребятам, так что звоните, а мы музицируем…

Ч: - ОК… (музыкантам) Раз, два, раз-два-три-четыре…

Чиж уже взял гитару и играет замечательное соло (по ходу импровизируя) песни «Она не вышла замуж».

Песня закончилась…

В: - Спасибо, ребята! Послушаем звоночки, пожалуйста… К нам прозвонился Володя из ЧайФа! Чайф имеется в виду не туркменский посёлок, а название общеизвестной группы. Володя, здравствуй, рад тебя слышать…

Звонок в студию (З): - Привет всем, здравствуйте.… Ну слава Богу, закончилась песня, если б я звонил из Свердловска, я бы был разорён просто…

Ч: - Ха…

З: - Вот! Э… вот он просто предугадал вопрос и улыбнулся, а я очень хотел, чтобы он улыбнулся… Серёженька, два часа назад мы легли после вчерашнего концерта (Чиж смеётся), и только что проснулись и тут ты на бая… на аккордеоне… это умопомрачительно и очень приятно, хочется сказать, может вы ещё и партийный, раз на аккордеоне играете?!

Ч: - Хе-хе-хе… (ехидно так)

З: - А вообще я просто хотел попросить, чтоб ты улыбнулся, чтоб нам стало светлее в нашей комнате, а ты это уже сделал. И передать огромный привет, мы вас всех любим, обожаем и очень рады, что вы нас тут с утра радуете… Куда гитару дел, змей???

Ч: - А-а-а… Гитарка-то тут рядышком стоит. Сегодня вечерком я буду на ней в Манхэттене играть.

З: - В Манхэттене?

Ч: - Да, приходи…

В: - Володь… Володь, а ты что, одолжил гитару ему?

З: - Ну а ты как будто не знаешь, Максимушка… мы с тобой эту тему по перепродаже гитар развивали, прямо можно сказать, на голубом экране.

В: - Приятно услышать ещё раз покаяние… Ха…

Ч: - Вам светлее там, Володь?

З: - Что?

Ч: - Вам светлее сейчас?

З: - Нам просто радостно и светло!

Ч: - Классно…

В: - Перед телевизором, конечно, в тепле-то… Как утреннее самочувствие?

Ч: - Нормально! Всё хорошо…

В: - Замечательно?

Ч: - Да…

В: - Разыгрался?

Ч: - Да, тем более такие звонки…

В: - Классно, спасибо Володь, послушаем Александра из Москвы. Александр, здравствуйте!

З: - Здравствуйте…

Ч: - Доброе утро!

В: - Прошу Вас!

З: - Я бы хотел задать такой вопрос. Вот мне хотелось бы знать, вы знаете, что завелась такая негласная традиция, что все музыканты – как бы бывшие студенты. Каких специалистов недосчиталась наша страна?

Ч: - Ну, наша страна недосчиталась в лице меня дирижёра оркестрового… вот…

В: - А что ты закончил?

Ч: - Э… Ленинградский Государственный Институт Культуры имени Надежды Константиновны Крупской. В студенческой среде это называлось – институт физкультуры и отдыха имени соратницы.

В: - Ха… Скажи-ка, ты без труда попал в него?

Ч: - Ну как, я сдавал экзамены, но вообще, нормально, без блата…

В: - То есть – с первого раза всё в порядке?

Ч: - Да, с первого раза…

В: - Без волосатых рук?

Ч: - Без.

В: - Замечательно! Сергей, расскажи вот что. В последний год-полтора ты сделал мощный скачёк в плане ПАБЛИСИТИ, т.е. тебя узнают, ты на слуху, по радио передают твои вещи. А скажи, какие бы ты рецепты дал по поводу ускорения этого процесса ребята, которые играют замечательно, но малоизвестны? Есть какие-то такие скрытые механизмы?

Ч: - Ну, я могу только одно посоветовать, вернее два. Первое это «работать, работать и работать», как говорил Виви Кинг (?), а второе это найти себе просто человека, который бы тобой занимался, то есть…

В: - У тебя есть такой человек?

Ч: - Да, конечно! Это Игорь Березовец! Вот…

В: - Понятно… Ну и третье – не отдыхать, не отдыхать и не отдыхать…

Ч: - Ну почему не отдыхать?! Оттягиваться в полный рост, чего же…

В: - Работаем…

Ч: - Но после работы (берёт гитару)

Звучит песня «Дополнительный 38-й», причём Лёша Романюк играет на контрабасе!!!

В: - Сергей, вот возникает такой вопрос, сейчас, когда можно говорить уже о некоторой популярности, ты вошёл в эту полосу, скажи… хм… потому что многие музыканты, став известными, зарываются в собственных штампах, потому что основной страх в этом положении – ошибиться! Когда ты играешь в своём подвальчике это одно, а когда от тебя ждут нетленок и каких-то хитов, это совсем другое.

Ч: - Я что-то должен говорить сейчас?

В: - Ответствовать!

Ч: - Хе-хе-хе… (ехидно так). То есть, как у меня всё это происходит?

В: - Как ты представляешь себе дальнейшее? Не страшно тебе увязнуть в уже сделанном и пробуксовывать в дальнейшем?

Ч: - Ну это же неинтересно, всё время играть одно и то же… поэтому всё время хочется идти вперёд, написать новое что-то и новое играть…

В: - То есть ты будешь экспериментировать, не ориентируясь, плохо это или хорошо…

Ч: - Нет, ну как экспериментировать… я просто буду писать, а уж что я там напишу, я не знаю. Как уж карта ляжет!

В: - У тебя есть какие-то жанровые ограничения? Или то, что прёт, то и фиксируется?

Ч: - У меня когда прёт, я не задумываюсь о жанрах каких-то… Есть и есть… Ну так вот написалось вот, вот так вот вышло и всё!

В: - А в каких состояниях пишется?

Ч: - Да в любых абсолютно!

В: - Ну, большей частью? В ресторанах на манжетах или…

Ч: - Я не хожу в рестораны.

В: - Или дома…

Ч: - Да где угодно, господи! Дома, не дома, на улице, в троллейбусе. Одну песню я в троллейбусе написал.

В: - Что может помешать этому процессу?

Ч: - Нет, ну если кто-то доставать будет, постоянно стоять над душой и отвлекать, то только вот это, а так ничего…

В: - Остаётся только надеяться, что в этот момент у тебя ничего не попёрло и я не мешаю тебе работать!

Ч: - Дело в том, что у меня всё время прёт.

В: - Тогда умолкаю, и слушаем тебя.

Ч: - Ну ладно, давай ещё сыграем! (ребятам) Раз, два, раз, два, три…

Песня «Эволюция»…

В: - А Чиж, оказывается, не так-то прост. С запрещёнными аккордами, с коварными музыкальными приёмчиками. Сергей, а ты так добросовестно описал похмельное и опийное состояние, что невольно возникает вопрос: как у тебя с этим дела, не понаслышке же ты всё это рассказываешь поэтическим образом?

Ч: - Нет! Ха-ха… не понаслышке. Ну это было давно, ещё в Советском Союзе, и песня тогда же была написана, это старая песня. Тогда она была нормальна!

В: - Расскажи, а это был длительный забег?

Ч: - Да ну как сказать?! Да не то чтоб уж так всё круто это происходило, но было, да… Чего скрывать?!

В: - Но выходить было непросто наверное?

Ч: - Да нет, вот как раз на удивление достаточно легко я вышел из этого всего… Я так особо и не погружался туда…

В: - Послушаем Всеволода из Москвы! Всеволод, здравствуйте!

З: - Доброе утро!

В: - Доброе…

Ч: - (кивает головой)

З: - Я хотел задать вопрос Сергею. Кто является лирическим героем его песен? Он сам или это какой-то абстрактный образ? И вот в тех песнях, где он поёт от третьего лица (про кого-то), вот тоже, кто там является лирическим героем?

Ч: - Ну тут штука такая, что в общем-то, так или иначе, даже если от третьего лица идёт речь, всё равно что-то пропущено через… через самого себя… через меня… просто по другому я не знаю, по другому не умею… всё равно какая-то частица меня везде присутствует…

В: - Наши гости – Чиж и Компания! Послушаем же их…

Песня «Hoochie - Coochie Man»…

В: - Здоровски! Звонил Михаил ещё и спрашивал, как ты относишься к творчеству Лаярсокго, Макаревича и Чистякова?

Ч: - Прям по порядку? Вот Лаярсокго, Макаревича и Чистякова?

В: - Да!

Ч: - К Лоярскому – нормально, Лоярский – ништяк, циник такой. Классный! Макаревич… ну нормально… Макаревича я уважаю очень! Федя Чистяков? Ну Федю Чистякова я просто люблю! Вот…

В: - Угу… Остаётся только по каким-то еле уловимым интонациям ощущать действительное отношение к этим людям самого Сергея. Э… Сыграем-те!

Песня «Ты был в этом городе первым»…

«и как водится на наших поминках,
почти все упились, поминая тебя водкой
и каким-то дерьмом…»

В: - Э… Сергей, скажи, а всегда ли те вещи, которые любимы тебе, нравятся публике и наоборот? Ты можешь предсказать – эта песня будет иметь успех, эта не будет?

Ч: - Я об этом вообще не думаю! Т.е. я где-то в голове понимаю, что, в принципе, неплохо получилось, что хорошая песня, что наверное понравится, а в основном я об этом не думаю.

В: - Вкусы твои и вкусы публики! Совпадают?

Ч: - Ну, те люди, которые ходят на наши концерты, я считаю, что - Да! Т.е. люди-то знают, на какую музыку они идут, а я пишу то, что я хочу писать.

В: - То есть подхлопывают в нужных местах?!

Ч: - Ну да… Да.

В: - Итак, подхлопываем Чижу и Компании!

Песня «Если»…

«ничего, всё обойдётся братва…»

В: - Сергей, а твои родители кто? Какая социальная принадлежность? Как бы ты заполнил графу старого образца?

Ч: - А какие там есть всякие штуки?

В: - Из рабочих, из крестьян, интеллигенция, служащие?

Ч: - Из рабочих.

В: - Это частично и ответ на вопрос Володи о партийной принадлежности. Скажи-ка, а как сами родители относятся к твоей музыке?

Ч: - Ну мама у меня раньше, до недавних пор, всё как-то не очень хорошо относилась. Ну вот, как у Леннона, тётушка Мини говорила «Гитара это хорошо, Джон, но с ней как бы дорогу в жизнь не сделаешь, денег много не заработаешь». У меня примерно такая же история была, т.е. всё это хорошо, сынок, но есть у тебя профессия, давай-ка по профессии, а потом… сейчас вот – нормально. То есть, пластинка вышла, компакт, в газетах пишут – всё нормально, всё на местах.

В: - Так вот что влияет на мам, оказывается…

Ч: - Да, конечно…

Песня «Такие дела»…

«с кайфом мазохиста в руках разбираю последний мост…»

В: - Здоровски! Сергей, скажи, а было в твоей жизни такое событие, такой момент, когда, оглянувшись назад, ты вдруг понял, что всё, что я написал до того – всё фигня, никуда не годится, я буду делать что-то по-другому и нет ли у тебя стыда за какие-то уже написанные песни?

Ч: - Не-а…

В: - Итак, у нас – душевный Чиж с Компанией сегодня в эфире! Скажи, Сергей, а нет ли какого-то элемента намеренного упрощения, я имею в виду – в текстах, для того, чтобы аудитория, для которой ты работаешь, была более универсальной, более широкой или это всё совершенно искренне?

Ч: - Я скажу так: нет намеренного упрощения. Вот так я отвечу…

В: - Послушаем!

Песня «Доброе Утро»…

«первый опыт, первый след…»

В: - А скажи… вот у тебя все песни – с такой надтреснутой, надсадной интонацией, и создаётся впечатленье, что ты – человек глубоко несчастный. Это так?

Ч: - Нет, я – человек глубоко счастливый…

В: - Отчего же тогда так у тебя всё..?

Ч: - Хм… Жизнь такая… И уж что, прямо в каждой песне вот эта вот надрывность, да?

В: - Есть, есть…

Ч: - Кхе… Да нету нифига в каждой-то… Вот песня была - «Доброе утро» - есть там надрывность? Не-а… нету…

В: - Это внутренне впечатление, на самом деле…

Песня «Перекрёсток»…

Чиж опять засел за аккордеон.

К сожалению, на этой песне заканчивается концерт-интервью. А вместе с девушкой из «Перекрестка» уходит и Чиж…

Составил и прислал - Ислам Сафаров.